Последний визит: 2019-05-25 02:52:56
Сейчас не в сети

Метаморфозы жизни или ода металлоискателю

Почти в самом центре небольшого провинциального городишка, расположенного в российской глубинке, окружённый кованной массивной оградой горделиво высится добротный двухэтажный дом. Двор этого по местным меркам «дворца» вымощен разноцветной, специально под заказ сделанной тротуарной плиткой. Узор этой плитки сложен геометрическим орнаментом, который можно видеть на дошедших до наших дней из глубины веков вазах древней Греции. Возле увитого диким плющом крыльца бьёт небольшой фонтанчик, который в летние знойные дни своим журчанием ласкает взор и ухо хозяев подворья. Возле входа во двор во всей красе «раскинулась» роскошная альпийская долина, являющаяся гордостью и излюбленным местом двора хозяйки дома. Она практически с ранней весны и до поздней осени хлопочет возле этого кусочка «дикой» природы, зорко следя за тем, чтобы в нём не заводились насекомые-террористы, способные в одночасье съесть весьма дорогие цветы и травы.

В глубине двора в стилизованном под грот гараже стоит любимый железный «конь» хозяина - мощный джип, который является для одной части мужского населения посёлка объектом нескрываемой зависти, а на другую часть это средство передвижения действует не иначе как мощным раздражителем неспешного течения тихой провинциальной жизни.

Леонид Павлович, или просто Палыч (так его вежливо величали местные мужики) со своей женой Капитолиной (или просто Капа) вели полузамкнутый образ жизни. Со своими соседями общались на уровне «здравствуйте - до свидания», а иногда по большим праздникам бросали друг другу дежурную фразу «с праздничком», на этом и заканчивалось это общение.

Соседи между собой частенько судачили по поводу этой, как с их стороны казалось странной семейки. Жена - то во дворе копошится, то днями сидит дома, муж – как только сходит снег и чуть прогревается земля, на неделю раз в месяц куда-то пропадает. И так до наступления заморозков. Чем Палыч занимался, соседям было неизвестно. Поначалу все думали, что он обычный бандит и старались обходить его стороной, но со временем все эти предположения не подтвердились, поскольку возле его дома никогда не останавливались посторонние машины, а в его двор не заходили сотрудники органов правопорядка. Но вопрос для всех оставался открытым: «Каким таким бизнесом занимается Лёнька?».

Но, мы не будем заниматься «расследованиями» соседей, а вернёмся, к так сказать истокам нынешнего благосостояния Леонида Павловича.
* * *

Дед Палыча в 1941 году после объявления войны в её первые дни ушёл на фронт. Благодаря своему музыкальному слуху дед был направлен в сапёрные войска. Учился он сапёрному делу в жёстких, экстремальных и суровых условиях войны, иначе говоря – ускоренными темпами. Основным «оружием» деда были сапёрная лопатка, увесистый автомат ППШ, щуп и громоздкий, тяжёлый миноискатель.

Этот чудо-аппарат был укомплектован довольно увесистой аккумуляторной батареей, которая помещалась в толстый кожаный кожух. К кожуху крепились широкие ремешки – что способствовало удобному размещению кожуха на шее. Эта аккумуляторная батарея и датчики надевались на шею, и сапёр носил всю эту махину перед собой. К датчикам подключался ещё один важный элемент – наушники. В те далёкие времена дизайнеры или как их тогда называли конструкторы, совершенно не задумывались над тем, что эта деталь «гардероба» сапёра не очень-то и удобна, поскольку после долгой работы с ней у «оператора» болели уши, а от металлической дужки – страдала черепная коробка.

Поначалу деду Палыча было невероятно тяжело носить на себе такой «гарнитур», но, как говорится, человек ко всему привыкает, и к окончанию войны он стал, как единое целое со всей этой амуницией. По большому везению его за всю войну всего лишь раз легко ранила вражеская пуля, да и то попала она в деда рикошетом, слегка зацепив бедро. Пробыв в госпитале неделю – дед снова был в боевом строю. А вскоре и закончилась эта долгая и кровопролитная война.

Дойдя до Берлина, дед, расписавшись на стене рейхстага, с чувством выполненного перед Родиной долга и собственной гордости вернулся в свой на ту пору маленький посёлок. Война до посёлка так и не дошла, а посему здесь ни одного разрушенного дома не было. Единственное, что будоражило воображение, так это то, что улицы, некогда наполненные детьми и детскими голосами, были пустынны. Над посёлком стояла гнетущая тишина, лишь издалека слышался собачий надрывный лай, и в этом лае слышалась некая безысходность и тоска.

Дед Палыча подойдя к калитке своего дома, остановился и всё не решался войти во двор. По щеке катилась скупая мужская слеза, оставляя на ней едва заметный след…

@@@@

Встреча солдата была бурной. Отец не мог поверить своим глазам, что его сын вернулся с войны живой и невредимый, а мать, уткнувшись лицом в сыновнюю грудь, долго голосила. Весть о первом, вернувшемся с войны солдате, по посёлку пронеслась мгновенно. Набежали соседи, кто радовался, а кто также как и мать деда Палыча чуть ли ни хором плакали.

По поводу возвращения сына во дворе дома стали сколачивать большой стол, люди приносили табуретки-стулья-лавки, а также у кого, что было из съестного.

Худо или бедно, но встреча солдата удалась на славу. После выпитой третьей рюмки убойного самогона солдат не вынес дальнейшей пытки застольем – отправился спать. Спал он тяжко, то и дело вскрикивал, а под утро ему снилась атака, и он приготовился было бежать, но только он оторвался от земли, как произошёл взрыв и…, наступило утро.
Сергей (дед Палыча) открыв глаза, долго не мог понять, где находится. За долгие годы войны он столько раз видел во сне стены родного дома, что сейчас ему показалось, будто он видит сон во сне. Ущипнув себя за руку и ощутив боль, воин-освободитель с облегчением вздохнул и прямо с утра начал задумываться о своей дальнейшей жизни вне войны. В сущности особой профессии у него не было, да и в маленьком посёлке с работой было туговато, то он решил, что поначалу будет копать людям огороды, колоть дрова и чинить заборы, которые за время войны обветшали, а некоторые и вовсе были разве что определителями дворовой территории.

Так и началась гражданская жизнь деда Палыча. Вскоре приглянулась ему одна молодка, и он тут же женился. Через положенное время у молодожёнов родился сын Павлуша (отец Леонида). Затем школьные годы, а достигнув возраста тринадцати лет, Павлик зачем-то полез на чердак дома и там споткнулся об непонятную ему штуковину. Потерев ушибленное колено, он решил хорошенько рассмотреть этот предмет. Но, не поняв его предназначения, решил всё же, спросить у отца.

Отец долго объяснял сыну предназначение миноискателя, а непоседливому ребёнку хотелось посмотреть в деле работу удивительной техники (к слову сказать, Сергей по непонятной ему причине забыл сдать в военкомат, прослуживший ему верой и правдой металлодетектор).

Съездив в город, Лёнькин дед привёз новую батарею для миноискателя, поскольку старую пришлось выбросить. Подсоединив все проводки на свои места, Сергей надел наушники и стал проверять исправность своего «однополчанина», так ласково он называл сапёрный инструмент. Проведя над железной ручкой рамкой прибора – тот дал мгновенную реакцию и в наушниках отец Павлика услышал знакомый сигнал.

В душе бывшего фронтовика произошло смятение, и тут же нахлынули воспоминания о тяжёлых и трудных днях военного времени. Но, очнувшись от своих тяжких дум, Сергей снял наушники - надел их сыну. Сын с большим интересом начал изучать невиданную доселе диковинную технику. Рамка миноискателя реагировала на всё, что было сделано из металла. И вдруг, Павлика осенила мысль, что ведь с этой штуковиной можно искать зарытые в земле клады, и тут же поделился мыслями со своим отцом и дедом. Те только посмеялись в ответ, а отец, отсмеявшись, задумался. А ведь и правду малец говорит. И как это он раньше об этом не подумал.

А в это время, Павлик не на шутку загорелся идеей кладов и первым объектом своего «исследования» стал его собственный дом. Павлик сначала решил обследовать подполье, но, увы, там ничего не было. Проносив на своей ещё детской шее тяжёлый аккумулятор, Павлик вылез из подполья уставший, испачканный глиной, а с волос свисала клочьями грязная паутина. Его грызла досада, что он так и ничего не нашёл, следующий день мальчишка решил посвятить стенам дома.

@@@@

Утром, едва позавтракав, Павлик взял в руки миноискатель, надел наушники и приступил к обследованию стен. Он по несколько раз водил рамкой прибора по одному и тому же месту всё пытался уловить ласкающий слух сигнал. И так он почти до позднего вечера, миллиметр за миллиметром «сканировал» старинные стены. Мать ругала своего мужа за то, что тот впутал сына в эту авантюру, и захотела силой отобрать у сына тяжёлый аппарат, и только собралась ухватиться за «швабру», как сын что-то «нащупал».

Вначале Павлик не поверил своим ушам, но проведя рамкой за иконостасом, в наушниках раздался сигнал. В его груди от переполнявших его чувств забилось сердце, и он чуть ли ни закричал от радости. Отец, в свою очередь, ухмыльнувшись, почесав затылок, вынес предположение, что, дескать, вероятно какой ржавый гвоздь или вмурованную в стену подкову нашёл, но видя, как сын умоляюще смотрел на отца, тот в свою очередь решил проверить, а вдруг и вправду там есть что-то ценное.

Взяв в руки топор – отец семейства направился к стене. Мать, заламывая руки, просила не святотатствовать, ведь в этом углу находился иконостас. Отец был непреклонен. Аккуратно снял иконы и начал ломать стену. Ударив по два раза ней топором, стена не выдержала, и от неё отвалился пласт штукатурки, обнажив бревенчатое «тело» дома. В одном из брёвен была вырублена маленькая ниша, и в ней стоял миниатюрный железный сундучок.

Отец от восхищения чуть не упал с табуретки, дрожащими руками осторожно взял эту железную коробочку и вынул её из ниши. И… с этого момента семейство начало жить припеваючи. Дом стал полной чашей, из серенького домишки превратился в добротный, двухэтажный особняк, Павлику отец купил мотоцикл и тот, взяв с собой отцовский миноискатель, отправлялся в, только ему одному ведомом направлении.

Парню было совершенно не интересно со сверстниками целыми днями на пыльной улице играть в футбол, ходить на рыбалку и играть в различные мальчишечьи игры, да и зачем, если у него есть своё ДЕЛО.

@@@@

Так пролетело босоногое детство и из увлечённого мечтой мальчишки найти клад своей жизни, Павлик превратился в весьма симпатичного юношу. Многие девушки засматривались в его сторону, а кое-кто, будучи чуть смелее откровенно предлагал дружбу. Но, Павлу всё это было совершенно неинтересно.

Так незаметно и подошло время армейского призыва. Как и положено, молодой человек по повестке явился в военкомат, и едва ли ни с порога выразил своё желание пойти по сапёрному делу. Правда, с настоящими минами и прочими взрывающимися штуковинами ему не приходилось встречаться, но одна мысль, что ему придётся расстаться на два года со своим миноискателем, не давала ему покоя. Да и в военкомате было известно, что его отец всю войну поля или разминировал, или минировал, то лишних вопросов Павлу и не пришлось задавать.

Два года для Павла пролетели незаметно, в армии ему даже понравилось, и он стоял на распутье, или дальше служить Родине, или возвращаться на гражданку, а поскольку командование ему дало времени на размышление месяц, Павел через две недели сообщил своему начальству, что он остаётся служить Отчизне.

Шло время, Павел женился и на радость своим родителям, молодые подарили им внука, которому и дали имя Леонид. Когда Лёньке исполнилось пять лет, Павел с женой решили переехать жить к его родителям. Мать с отцом были несказанно рады возвращению сына в родные стены, а дед меж тем, заметив поразительное сходство своего внука с ним самим в детстве, просто души в нём не чаял.

Из армии Павел привёз уже усовершенствованный металлоискатель, его отец по достоинству оценил эту чудо-технику, и на семейном совете, состоявшемся между отцом и сыном, было решено, что «однополчанину» пора отправляться на заслуженный отдых.

За время отсутствия Павла - в посёлке произошла масса перемен. Пыльные улицы его детства «оделись» в асфальтовое полотно, появились новые магазины, люди стали приобретать технику, которой впоследствии суждено было время от времени ломаться, а потому золотые руки и трезвая голова Павла в посёлке были нарасхват. Руководством универмага было решено открыть небольшую мастерскую по ремонту разной бытовой техники, и Павлу было сделано официальное предложение занять место мастера, от которого он не отказался и с удовольствием согласился паять-чинить различную бытовую технику.

Так и началась новая жизнь Павла в родном посёлке. Жена занималась домашними делами и воспитанием сына, а по выходным Павел с сынишкой и новеньким металлоискателем на мотоцикле выезжали на «охоту».
Вокруг посёлка не оставалось ни одного места, которое было бы Павлом не обследовано, и он решил, что пора с лугами-полями «завязывать», и он, вспомнив, как в юношеском возрасте нашёл вмурованный в стену своего дома сундучок, обозначил новые объекты, которые не мешало бы пристальнее изучить.

И такими объектами стали для него заброшенные избы пустеющих деревень.

Лёньке отцово увлечение безумно нравилось, и однажды он попросил его дать ему самому попробовать что-то поискать. Павел был несказанно рад тому, что его сын становится на путь потомственного кладоискателя.
У Павла с женой были кое-какие накопления, и, посовещавшись со своей благоверной, было решено купить пусть не новый, но хотя бы подержанный автомобиль, Лёнька был на седьмом небе от счастья, ведь у родителей его одноклассников, ни, то, что машины, велосипеды были редкостью. Мать достала заветную кубышку, пересчитала деньги и вручила их отцу. На следующее утро отец с матерью на рейсовом автобусе отправились в районный центр.

Лёнька почти весь день ходил по двору как неприкаянный, и в ожидании чуда в виде автомобиля не знал чем себя занять и, чтобы время шло быстрее, взял в руки технический паспорт металлоискателя - стал его изучать. Художественная литература его мало интересовала, но вот технические справочники с чертежами-схемами паренька, что называется «заводили».

Но вот за окном послышался звук подъезжающей машины. Лёнька отбросил в сторону техпаспорт выбежал к воротам и, распахнув их - замер от нахлынувшего восторга…

@@@@

На машине стало ездить во много раз удобней, и семейство начало ездить на свою «охоту» в полном составе. В матери проснулся купеческий инстинкт. Накупив в посёлке продуктов, она реализовывала их (разумеется, по завышенной цене) в тех «глухих» деревнях, в которых Павел и Леонид совершали свой обход полуразвалившихся изб.
Поездки эти были, когда удачны, а когда были впустую, но вот однажды…

Мать, весьма выгодно распродав продукты и разный ширпотреб, стала торопить Павла домой, но Лёнька воспротивился, и чуть ли, ни плача попросил мать, ещё хотя бы на часик задержаться. Отец махнул рукой, вручил сыну металлоискатель, а сам с матерью пошёл в машину отдыхать.

Лёнька, как его учил отец, с большой осторожностью вошёл в полуразвалившуюся избу. От дощатых полов остались лишь ржавые гвозди и там, где некогда был деревянный настил, виднелась земля. Лёнька, крепко держа в руке металлоискатель, начал скрупулёзно изучать то, что было под ногами. Шаг за шагом он «прощупывал» поверхность, но, увы, датчик упрямо молчал. Парень уже было, вовсе отчаялся, как вдруг, в самом углу (почти так же, как когда-то было и у его отца) металлоискатель «ожил». Юноша, едва сдерживая своё волнение, достал из-за пояса сапёрную лопатку начал раскапывать «интересное» место. Из окна машины отец увидел, что сын усердно работает лопатой и, не выдержав – направился к сыну…

На свет божий из земли был извлечён деревянный ящик изнутри и снаружи обшитый железом, которое почти всё проржавело. Отец, смахнув с крышки ящика остатки земли, лопатой подковырнул крышку. Та с лёгкостью поддалась и… прямо в руках рассыпалась на труху. Содержимое ящика сверху было прикрыто истлевшей рогожей. Отец осторожно отодвинул тлен и, взору мужчин предстало то, о чём всю жизнь мечтает кладоискатель. В ящике было 2 слитка золота с нанесёнными на них печатями в виде двуглавого царского орла, керамическая шкатулка наполненная золотыми и серебряными женскими украшениями (цепочки, кулоны, кольца, серьги и броши), россыпь царских золотых червонцев и чистого серебра столовый набор.

Лёнька прыгал от счастья, а отец даже на время потерял дар речи, и он был готов перед сыном встать на колени. Ведь случилось то, о чём он сам с младых ногтей мечтал.

Мать за то время, пока отец с сыном раскапывали клад, успела вздремнуть и сквозь дремоту не могла понять, по какой причине из развалившейся избы раздаются столь радостные возгласы. Стряхнув остатки сна, решила также посмотреть, что там происходит и, не успела. Муж с сыном несли что-то тяжёлое в матерчатой сумке. ..

@@@@

Прошло ещё немного времени, вначале подхватив воспаление лёгких, умерла Лёнькина мать, а затем, не вынесши разлуки с любимой женой тихо, во сне ушёл в мир иной и отец. Лёнька стал в посёлке всеми уважаемым Леонидом Павловичем, а уважали его за богатство и за невмешательство в жизнь соседей, которые и до сего времени не могли никак понять, откуда же у Палыча такое невиданное богатство.

Хотя Палыч и нашёл клад своей жизни, но с металлоискателем он даже и не собирается расставаться, поскольку земля наша невероятно богата кладами, а сёл-деревень, которые постепенно исчезают с лика земного, на Лёнькин век хватит с лихвой и кто знает, может самый главный клад у него ещё впереди.

А дедов миноискатель, привезённый им с войны, стоит сейчас в Лёнькиных хоромах на почётном месте в стеклянном шкафчике и раз в полгода с любовью и трепетом протирается ружейным маслом.

Опубликовано: 2016-07-19 05:15:34
Количество просмотров: 163
Комментировать публикации могут только зарегистрированные пользователи. Регистрация / Вход

Комментарии